Владение прямое и опосредованное

Правопорядки, в которых владелец должен обладать animus possessions, сталкиваются с проблемой владения арендаторов и других лиц, обладающих вещью, безусловно, в своем интересе, но по дозволению собственника, их этим владением и наделившего.

Федеральный Гражданский кодекс Мексики, например, дает в ст. 791 классический пример разделения прямого и производного владения: когда собственник – прямой (первоначальный) владелец – передает владение узуфруктуару, арендатору и т. д., такой владелец объявляется владельцем производным, собственник же продолжает считаться владельцем, однако владение его опосредованное.

Впрочем, даже немецкое гражданское право, не воспринявшее идею animus possessions, в то же время не отказалось от категории опосредованного владения. Параграф 868 ГГУ определяет опосредованное владение следующим образом: если лицо владеет вещью в качестве:

  • узуфруктуария
  • залогодержателя
  • арендатора
  • нанимателя
  • хранителя
  • или на основании иного подобного правоотношения, в силу которого оно вправе или обязано по отношению к другому лицу временно владеть определенной вещью, то последнее также является владельцем (опосредованное владение).

Лицо же, владеющее принадлежащей ему вещью, является самостоятельным владельцем вещи (§ 872).

При помощи конструкции опосредованного владения опосредованный владелец может защищать свое владение в том случае, если непосредственный владелец этого по каким-то причинам не делает. Являясь владельцем (хоть и опосредованным), он может совершать передачу владения (согласно § 870 ГГУ, например, опосредованное владение может быть передано другому лицу посредством уступки этому лицу требования на выдачу вещи). Будучи владельцем, опосредованный владелец может рассчитывать (при наличии остальных условий) на приобретение вещи в собственность по приобретательной давности.

Отечественное право не знает закрепленного в законе разделения владения на опосредованное и прямое владение. Более того, в п. 1.5 Концепции развития гражданского законодательства РФ прямо указывалось, что «нет необходимости закреплять в ГК так называемое двойное владение – опосредованное и непосредственное, а также противопоставлять владение и держание. Отказ от опосредованного владения и держания позволит упростить применение владельческой защиты».

В соответствии с Концепцией и Проект изменений разд. 2 ГК («Вещное право») предусматривал указание на то, что владение может быть только «унитарным»: согласно п. 3 ст. 209 Проекта, если в отношении объекта владения существует несколько прав, включающих правомочие владения, владельцем считается лицо, осуществляющее фактическое господство над объектом владения.

Можно ли обойтись таким простым пониманием владения? Пока владельческая защита у нас отсутствует, необходимость введения двойного владения не очевидна. Возможность собственника, передавшего владение другому лицу, воспользоваться вещно-правовым иском можно объяснить без модели двойного владения – тем, что вещно-правовые иски даются собственнику как таковому, независимо от факта владения; таким образом, в настоящее время отсутствие «двойного владения» никак не препятствует невладеющему собственнику пользоваться вещной защитой.

Тем не менее в некоторых случаях категория двойного владения встречается и в отечественном праве.

  1. Например, передача давностным владельцем имущества во временное владение другого лица не прерывает давностного владения (п. 15 Постановления № 10/22).
  2. Другой пример. По общему правилу, если у ответчика отсутствует спорное имущество, предъявленный к нему виндикационный иск не может быть удовлетворен. Однако если спорное имущество ответчиком было передано третьему лицу лишь во временное владение, это лицо привлекается в качестве соответчика, но не заменяет ответчика первоначального (п. 32 Постановления № 10/22). Таким образом, незаконный владелец, передавший вещь во временное пользование, продолжает рассматриваться как владелец. Поскольку фактического обладания вещью он не осуществляет, остается признать его владельцем опосредованным.

По-видимому, опосредованное владение может пригодиться для применения ст. 305 ГК РФ, например, субарендодателем. Статья 305 говорит о защите владельца; поскольку субарендодатель продолжает отвечать перед арендодателем, ему может понадобиться защитный механизм, если вещь передана в субаренду новому владельцу и утрачена им, при этом субарендатор не собирается осуществлять защиту.

Субарендодатель сможет воспользоваться ст. 305 ГК РФ, если будет считаться владельцем. Другой пример использования конструкции двойного владения можно встретить в практике ВАС РФ: имущество публичного собственника было передано учреждению, которое и владело им. Затем право собственности на это имущество неправомерно регистрируется на другое лицо (учреждение продолжает владеть). Для того чтобы собственник мог воспользоваться иском о признании зарегистрированного права несуществующим, ему необходимо считаться владельцем.

Двойное владение может пригодиться и для добросовестного приобретения. Допустим, лицо приобретает вещь у неуправомоченного приобретателя, но вещь передается не ему, а по его указанию третьему лицу, с которым у приобретателя заключен договор аренды этой вещи. Строго говоря, приобретатель не получил вещь во владение. Его выручит только владение опосредованное.

Похожие статьи

Рассчитать стоимость